Странные ящики профессора Конкорана

Раздел о религии, философии, эзотерике, психологии.

Странные ящики профессора Конкорана

Непрочитанное сообщение Индиго – 7 октября 2004 в 5:11

Это отрывок из рассказа Станислава Лема.

Хотелось-бы услышать ваше мнение.

----------------------------
- Тихий, - обратился ко мне профессор, держа руки в карманах халата,
- вслушайтесь на минуту в то, что тут происходит. Потом я вам расскажу, -
ну, слушайте же!
Был он очень нетерпелив - это бросалось в глаза. Едва начав говорить,
сразу хотел добраться до сути, чтоб побыстрее покончить со всем этим.
Словно он каждую минуту, проведенную в обществе других людей, считал
потерянной.
Я закрыл глаза и больше из простой вежливости, чем из интереса к
звукам, которые даже и не слыхал, входя в помещение, с минуту стоял
неподвижно. Собственно, ничего я не услышал. Какое-то слабое жужжание
электротока в обмотках, что-то в этом роде, но уверяю вас оно было столь
тихим, что и голос умирающей мухи можно было бы там превосходно
расслышать.
- Ну, что вы слышите? - спросил он.
- Почти ничего, - признался я, - какое-то гудение... Но, возможно,
это лишь шум в ушах...
- Нет, это не шум в ушах... Тихий, слушайте внимательно, я не люблю
повторять, а говорю я это потому, что вы меня не знаете. Я не грубиян и не
хам, каким меня считают, просто меня раздражают идиоты, которым нужно
десять раз повторять одно и то же. Надеюсь, что вы к ним не принадлежите.
- Увидим, - ответил я, - говорите, профессор...
Он кивнул головой и, показывая на ряды этих железных ящиков, сказал:
- Вы разбираетесь в электронных мозгах?
- Лишь настолько, насколько это требуется для космической навигации,
- отвечал я. - С теорией у меня, пожалуй, плохо.
- Я так и думал. Но это неважно. Слушайте, Тихий. В этих ящиках
находятся самые совершенные электронные мозги, какие когда-либо
существовали. Знаете, в чем состоит их совершенство?
- Нет, - сказал я в соответствии с истиной.
- В том, что они ничему не служат, что абсолютно ни к чему не
пригодны, бесполезны, - словом, что это воплощенные мной в реальность,
обличенные в материю монады Лейбница...
Я ждал, а он говорил, и его седые усы выглядели в полумраке так,
словно у губ его трепетала белесая ночная бабочка.
- Каждый из этих ящиков содержит электронное устройство, наделенное
сознанием. Как наш мозг. Строительный материал иной, но принцип тот же. На
этом сходство кончается. Ибо наши мозги - обратите внимание! - подключены,
так сказать, к внешнему миру через посредство органов чувств: глаз, ушей,
носа, чувствительных окончаний кожи и так далее. У этих же, здесь, -
вытянутым пальцем он показывал на ящики, - внешний мир там, внутри них...
- Как же это возможно? - спросил я, начиная кое о чем догадываться.
Догадка была смутной, но вызывала дрожь.
- Очень просто. Откуда мы знаем, что у нас именно такое, а не иное
тело, именно такое лицо? Что мы стоим, что держим в руках книгу, что цветы
пахнут? Вы ответите, что определенные импульсы воздействуют на наши органы
чувств и по нервам бегут в наш мозг соответствующие сигналы. А теперь
вообразите, Тихий, что я смогу воздействовать на ваш обонятельный нерв
точно так же, как это делает душистая гвоздика, - что вы будете ощущать?
- Запах гвоздики, разумеется, - отвечал я.
Профессор, крякнул, словно радуясь, что я достаточно понятлив, и
продолжал:
- А если я сделаю то же самое со всеми вашими нервами, то вы будете
ощущать не внешний мир, а то, что я по этим нервам протелеграфирую в ваш
мозг... Понятно?
- Понятно.
- Ну так вот. Эти ящики имеют рецепторы-органы, действующие
аналогично нашему зрению, обонянию, слуху, осязанию и так далее. Но
проволочки, идущие от этих рецепторов, подключены не к внешнему миру, как
наши нервы, а к тому барабану в углу. Вы не замечали его, а?
- Нет, - сказал я.
Действительно барабан этот диаметром примерно в три метра стоял в
глубине зала, вертикально, словно мельничный жернов, и через некоторое
время я заметил, что он чрезвычайно медленно вращается.
- Это их судьба, - спокойно произнес профессор Коркоран. - Их судьба,
их мир, их бытие - все, что они могут достигнуть и познать. Там находятся
специальные ленты с записанными на них электрическими импульсами; они
соответствуют тем ста или двумстам миллиардам явлений, с какими может
столкнуться человек в наиболее богатой впечатлениями жизни. Если бы вы
подняли крышку барабана, то увидели бы только блестящие ленты, покрытые
белыми зигзагами, словно натеками плесени на целлулоиде, но это, Тихий,
знойные ночи юга и рокот волн, это тела зверей и грохот пальбы, это
похороны и пьянки, вкус яблок и груш, снежные метели, вечера, проведенные
в семейном кругу у пылающего камина, и крики на палубе тонущего корабля, и
горные вершины, и кладбища, и бредовые галлюцинации, - Ийон Тихий, там
весь мир!
Я молчал, а Коркоран, сжав мое плечо железной хваткой, говорил:
- Эти ящики, Тихий, подключены к искусственному миру. Этому, - он
показал на первый ящик с края, - кажется, что он - семнадцатилетняя
девушка, зеленоглазая, с рыжими волосами, с телом, достойном Венеры. Она
дочь государственного деятеля... Влюблена в юношу, которого почти каждый
день видит в окно... Который будет ее проклятием. Этот, второй, - некий
ученый. Он уже близок к построению общей теории тяготения, действительной
для его мира - мира, границами которого служит металлический корпус
барабана, и готовится к борьбе за свою правду в одиночестве, углубленном
грозящей ему слепотой, ибо вскоре он ослепнет, Тихий... А там, выше,
находится член духовной коллегии, и он переживает самые трудные дни своей
жизни, ибо утратил веру в существование бессмертной души; рядом, за
перегородкой, стоит... Но я не могу рассказать вам о жизни всех существ,
которых я создал...
- Можно прервать вас? - спросил я. - Мне хотелось бы знать...
- Нет! Нельзя! - крикнул Коркоран. - Никому нельзя! Сейчас я говорю,
Тихий! Вы еще ничего не понимаете. Вы думаете, наверно, что там, в этом
барабане, различные сигналы записаны, как на граммофонной пластинке, что
события усложнены, как мелодия со всеми тонами и только ждут, как музыка
на пластинке, чтобы ее оживила игла, что эти ящики воспроизводят по
очереди комплексы переживаний, уже заранее до конца установленных.
Неправда! Неправда! - кричал он пронзительно, и под жестяным сводом
грохотало эхо. - Содержимое барабана для них то же, что для вас мир, в
котором вы живете! Ведь вам же не приходит в голову, когда вы едите,
спите, встаете, путешествуете, навещаете старых безумцев, что все это -
граммофонная пластинка, прикосновение к которой вы называете
действительностью!
- Но... - отозвался я.
- Молчать! - прикрикнул он на меня. - Не мешать! Говорю я!
Я подумал, что те, кто называл Коркорана хамом, имеют немало
оснований, но мне приходилось слушать, ибо то, что он говорил,
действительно было необычайно. Он кричал:
- Судьба моих железных ящиков не предопределена с начала до конца,
поскольку события записаны там, в барабане, на рядах параллельных лент, и
лишь действующий по правилам слепого случая селектор решает, из какой
серии записей приемник чувственных впечатлений того или иного ящика будет
черпать информацию в следующую минуту. Разумеется, все это не так просто,
как я рассказываю, потому что ящики сами могут в определенной степени
влиять на движения приемника информации и полностью случайный выбор будет
лишь тогда, когда эти созданные мною существа ведут себя пассивно... Ведь
у них же есть свобода воли и ограничивает ее только то же, что и нас.
Структура личности, которой они обладают, страсти, врожденные недостатки,
окружающая обстановка, уровень умственного развития - я не могу входить во
все детали...
- Если даже и так, - быстро вмешался я, - то как же они не знают, что
являются железными ящиками, а не рыжей девушкой или свяще...
Только это я и успел сказать, прежде, чем он прервал меня:
- Не стройте из себя осла, Тихий. Вы состоите из атомов, да? Вы
ощущаете эти атомы?
- Нет.
- Из атомов этих состоят белковые молекулы. Ощущаете вы эти свои
белки?
- Нет.
- Ежесекундно днем и ночью вас пронизывают потоки космических лучей.
Ощущаете вы это?
- Нет.
- Так как же мои ящики могут узнать, что они - ящики, осел вы
этакий?! Как для вас этот мир является подлинным и единственным, так же
точно и для них подлинны и единственно реальны сигналы, которые поступают
в их электронные мозги с моего барабана... В этом барабане заключен их
мир, Тихий, а их тела - в нашем с вами мире они существуют лють как
определенные, относительно постоянные сочетания отверстий на
перфорированных лентах - находятся внутри самих ящиков, помещены в
центре... Крайний с этой вот стороны считает себя женщиной необычайной
красоты. Я могу вам подробно рассказать, что она видит, когда, обнаженная,
любуется собой в зеркале. Как она любит драгоценные камни. Какими уловками
пользуется, чтобы завоевать мужчин. Я все это знаю, потому что сам, с
помощью своего судьбографа, создал ее, для нас воображаемый, но для нее
реальный образ, с лицом, с зубами, с запахом пота и со шрамом от удара
стилетом под лопаткой, с волосами и орхидеями, которые она в них втыкает,
- такой же реальный, как реальны для вас ваши ноги, руки, живот, шея и
голова! Надеюсь, вы не сомневаетесь в своем существовании?..
- Нет, - ответил я тихо.
Никто никогда не кричал на меня так, и, может, меня бы это забавляло,
но я был уж слишком потрясен словами профессора - я ему верил, ибо не
видел причин для недоверия, чтобы в этот момент обращать внимание на его
манеры...
- Тихий, - немного спокойней продолжал профессор, - я сказал, что
среди прочих есть у меня тут и ученый; вот этот ящик, прямо перед вами. Он
изучает свой мир, однако никогда, понимаете, никогда он даже не
догадается, что его мир не реален, что он тратит время и силы на изучение
того, что является серией катушек с кинопленкой, а его руки, ноги, глаза,
его собственные слепнущие глаза - это лишь иллюзия, вызванная в его
электронном мозге разрядами соответственно подобранным импульсам. Чтобы
разгадать эту тайну, он должен был бы покинуть свой железный ящик, то есть
самого себя, и перестать мыслить при помощи своего мозга, что так же
невозможно, как невозможно для вас убедиться в существовании этого
холодного ящика иначе, нежели с помощью зрения и осязания.
- Но благодаря физике я знаю, что мое тело построено из атомов, -
бросил я.
Коркоран категорическим жестом поднял руку.
- Он тоже об этом знает, Тихий. У него есть своя лаборатория, а в ней
всякие приборы, которые возможны в его мире. Он видит в телескоп звезды,
изучает их движение и одновременно чувствует холодное прикосновение
окуляра к лицу - нет, не сейчас. Сейчас, согласно со своим образом жизни,
он один в саду, который окружает его лабораторию, и прогуливается под
лучами солнца - в его мире сейчас как раз восход.
- А где другие люди - те, среди которых он живет? - спросил я.
- Другие люди? Разумеется, каждый из этих ящиков, из этих существ
живет среди людей. Они находятся в барабане... Я вижу, вы еще не в
состоянии понять! Может, вам пояснит это аналогия, хоть и отдаленная. Вы
встречаете разных людей в своих снах - иногда таких, которых никогда не
видели и не знали, - и ведете с ними во сне разговоры, так?
- Так...
- Этих людей создает ваш мозг. Но во сне вы этого не сознаете. Прошу
учесть - это лишь пример. С ними, - он повел рукой, - дело обстоит иначе:
они не сами создают близких и чужих им людей - те находятся в барабане,
целыми толпами, и если б, скажем, моему ученому вдруг захотелось выйти из
своего сада и заговорить с первым встречным, то, подняв крышку барабана,
вы увидели бы, как это происходит: приемник его ощущений под влиянием
импульса слегка отклонится от своего прежнего пути, перейдет на другую
ленту, начнет получать то, что записано на ней; я говорю "приемник", но, в
сущности, это сотни микроскопических приемников; как вы воспринимаете мир
зрением, обонянием, осязанием, точно так же и он познает свой "мир" с
помощью различных органов чувств, отдельных каналов, и только его
электронный мозг сливает все эти впечатления в одно целое. Но это
технические подробности, Тихий, и они мало существенны. Могу вас заверить,
что с момента, когда механизм приведен в движение, все остальное было
вопросом терпеливости, не больше. Почитайте труды философов, Тихий, и вы
убедитесь в правоте их слов о том, как мало можно полагаться на наши
чувственные восприятия, как они неопределенны, обманчивы, ошибочны, но у
нас ничего нет, кроме них; точно так же, - он говорил, подняв руку, - и у
них. Но как нам, так и им это не мешает любить, желать, ненавидеть, они
могут прикасаться к другим людям, чтобы целовать их или убивать... И так
эти мои творения в своей вечной железной неподвижности предаются страстям
и желаниям, изменяют, тоскуют, мечтают...
- Вы думаете, все это тщетно? - спросил я неожиданно, и Коркоран
смерил меня своим пронзительным взглядом. Он долго не отвечал.
- Да, - сказал он наконец, это хорошо, что я пригласил вас сюда,
Тихий... Любой из идиотов, которым я это показывал, начинал метать в меня
громы за жестокость... Что вы подразумеваете?
- Вы поставляете им только сырье, - сказал я, - в виде этих
импульсов. Так же, как нам поставляет их мир. Когда я стою и смотрю на
звезды, то, что я чувствую при этом, что думаю, это лишь мне принадлежит,
не всему миру. У них, - показал я на ряды ящиков, - то же самое.
- Это верно, - сухо проговорил профессор. Он ссутулился как будто
стал ниже ростом. - Но раз уж вы это сказали, вы избавили меня от долгих
объяснений, ибо вам, должно быть, уже ясно, для чего я их создал.
- Догадываюсь. Но я хотел бы, чтобы вы сами мне об этом сказали.
- Хорошо. Когда-то - очень давно - я усомнился в реальности мира. Я
был еще ребенком. Злорадство окружающих предметов, Тихий, кто этого не
ощущал? Мы не можем найти какой-нибудь пустяк, хотя помним, где его видели
в последний раз, наконец, находим его совсем в другом месте, испытывая
ощущение, что поймали мир с поличным на неточности, беспорядочности...
Взрослые, конечно, говорят, что это ошибка, и естественное недоверие
ребенка таким образом подавляется... Или то, что называется Lе sentiment
di deja vu - впечатление, что в ситуации, несомненно новой, переживаемой
впервые, вы уже когда-то находились... Целые метафизические системы,
например вера в переселение душ, в перевоплощение, возникли на основе этих
явлений. И дальше: закон парности, повторение событий весьма редких,
которые встречаются парами настолько часто, что врачи назвали это явление
на своем языке duplicatus casus. <Случаи парности (лат.)> И, наконец...
Духи, о которых я вас спрашивал. Чтение мыслей, левитация и - наиболее
противоречащие основам наших познаний, наиболее необъяснимые - факты,
правда, редкие, предсказаний будущего... Феномен, описанный еще в древние
времена, происходящий, казалось, вопреки здравому смыслу, поскольку любое
научное мировоззрение этот феномен не приемлет. Что это означает? Можете
вы ответить или нет?.. У вас же не хватает смелости, Тихий... Хорошо.
Посмотрите-ка...
Приблизившись к полкам, он показал на ящик, стоящий отдельно, выше
остальных.
- Это безумец моего мира, - произнес он, и его лицо изменилось в
улыбке. - Знаете ли вы, до чего дошел он в своем безумии, которое
обособило его от других? Он посвятил себя исследованию ненадежности своего
мира. Ведь я не утверждал, Тихий, что этот его мир надежен, совершенен.
Самый надежный механизм может иногда закапризничать: то какой-нибудь
сквозняк сдвинет провода, и они на мгновение замкнутся, то муравей
проникнет вглубь барабана... И знаете, что тогда он думает, этот безумец?
Что в основе телепатии лежит локальное короткое замыкание проводов,
ведущих в два разных ящика... Что предвидение будущего происходит тогда,
когда приемник информации, раскачавшись, перескочит вдруг с надлежащей
ленты на другую, которая должна развернуться лишь через много лет. Что
ощущение, будто он уже пережил то, что в действительности происходит с ним
впервые, вызвано тем, что селектор не в порядке, а когда селектор не
только задрожит на своем медном подшипнике, но закачается, как маятник, от
толчка, ну, допустим, муравья, то в его мире происходят удивительные и
необъяснимые события: в ком-то вспыхивает вдруг неожиданное и неразумное
чувство, кто-то начинает вещать, предметы сами двигаются или меняются
местами... А прежде всего, в результате этих ритмичных движений,
проявляется... закон серии! Редкие и странные явления группируются в ряды.
И его безумие, питаясь такими феноменами, которыми большинство
пренебрегает, концентрируется в мысль, за которую его вскоре заключат в
сумасшедший дом... Что он сам является железным ящиком так же, как и все,
кто его окружает, что люди - лишь сложные устройства в углу запыленной
лаборатории, а мир, его очарования и ужасы - это только иллюзии; и он
отважился подумать даже о своем боге, Тихий, о боге, который раньше,
будучи еще наивным, творил чудеса, но потом созданный им мир воспитал его,
создателя, научил его, что он может делать лишь одно - не вмешиваться, не
существовать, не менять ничего в своем творении, ибо внушать доверие может
лишь такое божество, к которому не взывают. А если воззвать к нему, оно
окажется ущербным и бессильным... А знаете вы, что думает этот его бог,
Тихий?
- Да, - сказал я. - Что существует такой же, как он. Но тогда
возможно и то, что хозяин запыленной лаборатории, в которой м ы стоим на
полках, - сам тоже ящик, построенный другим, еще более высокого ранга
ученым, обладателем оригинальных и фантастических концепций... И так до
бесконечности. Каждый из этих экспериментаторов - творец своего мира, этих
ящиков и их судеб, властен над своими Адамами и своими Евами, и сам
находится во власти следующего бога, стоящего на более высокой
иерархической ступени. И вы сделали это, профессор, чтобы...
- Да, - ответил он. - А раз уж я это сказал, то вы знаете, в
сущности, столько же, сколько и я, и продолжать разговор будет бесцельно.
Спасибо, что вы согласились прийти, и прощайте.
Так, друзья, окончилось это необычное знакомство. Я не знаю,
действуют ли еще ящики Коркорана. Быть может - да, и им снится их жизнь с
ее сияниями и страхами, которые на самом деле являются лишь застывшим на
кинопленке сборищем импульсов, а Коркоран, закончив дневную работу, каждый
вечер поднимается по железной лестнице наверх, по очереди открывая
стальные двери своим огромным ключом, который он носит в кармане
сожженного кислотами халата... И стоит в полутьме, чтобы слышать слабое
жужжание токов и еле уловимый звук, когда лениво поворачивается барабан...
Когда развертывается лента... И вершится судьба. И я думаю, что в эти
минуты он ощущает, вопреки своим словам, желание вмешаться, войти,
ослепляя всесилием, в глубь мира, который он создал, чтобы спасти там
кого-то, провозглашающего искупление, что он колеблется, одинокий, в
мутном свете пыльной лампы, раздумывая, не спасти ли чью-то жизнь, чью-то
любовь, и я уверен, что он никогда этого не сделает. Он устоит против
искушения, ибо хочет быть богом, а единственное проявление божественности,
какое мы знаем, это молчаливое согласие с любым поступком человека, с
любым преступлением, и нет для нее высшей мести, чем повторяющийся из
поколения в поколение бунт железных ящиков, когда они полные
рассудительности, утверждаются в выводе, что бога не существует. Тогда он
молча усмехается и уходит, запирая за собой ряды дверей, а
в пустоте слышится лишь слабое, как голос умирающей мухи, жужжание токов.
Последний раз редактировалось Индиго 8 октября 2004 в 23:07, всего редактировалось 1 раз.

Индиго
Основатель
Основатель
 
Сообщения: 1686
На форуме с января 2004
Откуда: Монреаль
  • Представлялка

Мир, созданный мною

Непрочитанное сообщение Ket – 7 октября 2004 в 16:07

Ловлю себя на мысли, что моя затея слишком увлекла меня. Кто мог подумать, в самом начале, что все так далеко зайдет? Что созданные мною виртуальные личности, способные саморазмножаться и наделенные разными характерами, станут частью моей жизни и будут иметь первостепенное значение для меня. Все мои мысли, переживания и волнения связаны только с моим миром, с программой «Большой Город», над которой начал работать семь месяцев назад. Это уже как наркотик. Вот и сегодня на работе почти каждые пять минут я с нетерпением поглядываю на часы, ушел на полчаса раньше и, поужинав на скорую руку, сразу же сел за компьютер.

Привычное щелканье кнопок на мышке, чехарда меняющихся красочных окон, но почему в последнее время в эти минуты предвкушения у меня так учащается пульс, начинает гореть лицо и серьезное волнение охватывает полностью мою сущность? Мне вспомнилось, что такие ощущения я испытывал, готовясь к свиданию или при виде любимого человека. Это непередаваемое чувство, хоть и приятное, начинает серьезно беспокоить меня. Несколько раз я даже намеревался стереть программу, из тех соображений, что это отнимает слишком много времени, но сейчас я сдался и даже не могу себе этого представить.

Неужели это будет продолжаться всю мою жизнь?

Мне стало смешно. Я представил себе немощного, седого старика, который, кряхтя, садится за дисплей, включает динамики на полную мощность и, как ребенок, с восторгом наблюдает, как развивается инфраструктура Города и прилегающих деревень. Наблюдает за появлением новых, интересных личностей, восхищается созданной ими архитектурой, машинами, картинами. Искренне переживает из-за достижений и проблем несуществующих виртуальных человечков. «Несуществующих»… Но ведь они есть, хотя и не могут вылезти из недр памяти компьютера! Они живут, размножаются, строят, покупают, работают, создают семьи. Чушь какая-то! О чем я только думаю, у меня своих проблем достаточно. В последнее время я осознаю, что порою жизнь в Городе интересует меня больше, чем мои текущие дела, и что я убегаю от реальности туда, где почти все подконтрольно мне и ничто не может угрожать моей безопасности и спокойной ровной, динамичной жизни, которой легко можно управлять, нажимая на кнопки.

На дисплее высветились последние данные о параметрах Города, хотя его уже и трудно назвать городом. Целое государство. Шесть миллионов двести тысяч пятьдесят один человек вместе с населением близлежащих деревень. Я вспомнил те радостные ощущения, которые охватили меня в тот день, когда я увидел, что население города перевалило за шесть миллионов. А ведь все начиналось всего с нескольких тысяч человечков, которым я сам придумывал имена, черты характера, внешность, профессию.

Мне иногда нестерпимо хотелось жить с ними, почувствовать их переживания, посмотреть на то, что я сделал в Городе их глазами.

Самое большое удовольствие мне доставляют контакты с посвященными человечками, которых я запрограммировал так, что они знают о моем существовании и могут общаться со мной, но не говорят об этом никому. Их всего несколько, и я назвал их пророками, сам не знаю почему. Хотя в разговоре с друзьями за глаза я называю их стукачами и информаторами. Сейчас я вызвал одного из самых любимых и умных «пророков» - Илюшу, и он сидит на месте нашей «очной ставки» с доброй и приятной улыбкой на лице.

- Здравствуй, Илюша!

- Приветствую вас, Создатель.

Илюша по своему характеру любил чопорные и возвышенные высказывания.

- Оставь громкие слова! Сколько раз я тебя просил, называй меня просто Михаилом.

- Хорошо, Михаил.

- Какие новости?

- Вы же все знаете и можете узнать, когда захотите.

- Почти все. Мне уже трудно следить за всем, да и времени все меньше хватает на это.

- Вчера было заседание Академии наук, я там присутствовал.

- И что там говорили?

- Многие спорили о нашем происхождении, и большинство пришло к выводу, что мы произошли от обезьян.

- Что?

- Да, я долго хохотал, и все эти чинные дядьки смотрели на меня, как на придурка.

- Подожди минуточку, Илья!

Судорожно нажимая на кнопку, я начал искать здание Академии на общем плане Города, который уже вырос по размерам почти на 400 процентов. Щелчок, еще один, и на дисплее - обзор конференц-зала Академии наук Города. Абсолютная тишина, разбросанные листки на столах, на досках какие-то формулы, чертежи, схемы. Одна из схем показалась мне очень знакомой. Я увеличил обзор. Так и есть, я что-то похожее видел в учебниках по биологии. Ну да, конечно, это почти что копия схем к параграфам о Дарвиновской теории эволюции. Я видел аналогичные картинки в последнее время и в рекламных роликах, и на плакатах. Мне захотелось вернуться в предыдущий день и посмотреть со стороны на дискуссии, возможности программы позволяли это. Но я не стал этого делать, да и зачем мне это? Почему это должно меня волновать? Пусть думают что хотят.

Но какое-то щемящее чувство не давало мне покоя, лежало на сердце тяжким грузом. Я вышел из программы, даже не попрощавшись с Ильей, чего никогда раньше не делал. И вообще, обычно я зависал в «Большом Городе» по три-четыре часа, иногда даже всю ночь, но на этот раз мне захотелось покинуть его как можно быстрее.

1.08

Не мог заснуть всю ночь. Иногда мне хотелось вскочить, включить компьютер и вернуться в 30-е число, ликвидировать всех ученых, но мысль, что Город не может без них существовать, останавливала меня. У меня появилось непреодолимое желание выбросить компьютер из окна, и мне стало страшно от самой мысли, посетившей меня. Я еле растолкал Свету, в надежде, что она отговорит и успокоит меня.

- Свет, я хочу выбросить компьютер из окна.

В ответ она сонно прошептала:

- Я сама давно хочу это сделать. В последнее время ты совсем не обращаешь на меня внимания. Когда ты устроился работать программистом, я была на седьмом небе от радости и не думала, что это так овладеет тобой.

Вечером передо мной стоял серьезный выбор. Либо лечь и нормально выспаться, либо опять копаться в программе. Но я, даже не поужинав, поплелся к стулу перед компьютером, как приговоренный к плахе.

Илья выглядел озабоченным и задумчивым.

- Прекрасно выглядишь, Илья.

- Зря иронизируете, жаль, что я не могу видеть вас, но, судя по голосу, вы тоже не в лучшем настроении.

- А каким ты меня представляешь, Илюша?

- Наверное, вы такой же, как и мы, но поумнее, и еще что-то есть в вас такое, чего нет в нас.

- Что именно?

- Трудно сказать, Михаил.

- Ладно, рассказывай, что случилось.

- Ночью префект Гектор собрал единомышленников со своих кварталов и напал на мэрию. Сейчас там идут бои, очень много жертв.

Первой моей реакцией было решение переместиться в район мэрии, посмотреть, что там происходит, и что-нибудь предпринять, но я решил выведать у Ильи побольше. Складывалось впечатление, что у него много предположений и догадок, но он предпочитает пока не говорить об этом. Когда в Городе начались убийства, кражи, взяточничество, я, конечно, подсознательно задался вопросом, откуда это все могло появиться? В программе ничего подобного не было. Но потом я успокоил себя тем, что негативного полно и в реальной жизни и что все происходящее закономерно для нормального, растущего города. Сейчас я опять вспомнил об этом и начал думать о давно забытой задаче: как сделать, чтобы жители Города воздерживались от злых действий по отношению друг к другу.

- Все это очень пугает меня… Есть реальная угроза, что Город полностью разрушится. Сделайте что-нибудь!

- Всё, что мог, я сделал. Я дал вам свободную волю, личный выбор. Я не знал, что вы начнете изобретать оружие, истреблять друг друга, брать власть силой.

- Скажите, Михаил, а почему вы так возмущались, когда увидели в Городе совокупляющихся брата и сестру, что в этом плохого?

- Понимаешь, в моем мире это не принято, это считается аморальным, как и отношения вне брака.

- Аморальным?

- Ну да, это сложно объяснить, просто Совесть противится этому.

- Вы не первый раз говорите о Совести, но так и не смогли объяснить мне, что это такое?

- Это, наверное, и есть то, о чем ты говорил. То, что присуще нам, но отсутствует у вас.

- Как это появилось?

- Наверное, тот кто создал нас, вдохнул часть себя в нашу сущность.

- А кто создал вас?

- Многие мировые религии называют его Богом, Единым Творцом.

- А кто его создал?

- Написано, что он Вечный и был всегда, и даже Время создано им.

- Ты можешь запрограммировать в нас Совесть?

- Нет, не могу. Ты слишком много вопросов задаешь, Илья. Скажи мне лучше, откуда все разрушения начались в Городе. У тебя же есть предположения?

- Вы сами знаете, что корректировать программу изменения характера и сознания жителей можем только мы, пророки. Значит, это кто-то из нас запустил что-то похожее на вирус, который заставляет жителей осуществлять действия, ведущие к саморазрушению и самоликвидации.

- Кто же это мог быть?

- Не могу утверждать, но я знаю, что за мятежным префектом Гектором стоит Луис. Он был его наставником и вдохновителем мятежа.

- Луис?!

- Да.

- Ты уверен?

- Абсолютно. Гектор - марионетка. Скорее всего, если переворот окончится удачно, то место мэра займет не он, а Луис.

Луис был почти таким же фаворитом у меня, как и Илья. Я уважал его, и с ним тоже было очень приятно общаться. Но сейчас я вспомнил последние разговоры с Луисом, его лицемерную и неискреннюю улыбку и разглагольствования о том, что обычные люди считают его таким же, как они, и негодование по поводу того, что его недостаточно уважают.

Сейчас он стоял на месте обычных наших встреч с гордым и надменным видом и смотрел в мою сторону так, будто видит меня и даже интерьер в моей комнате.

- Что случилось?

- Я хотел у тебя спросить. Ты давно не выходил со мной на контакт.

- Так вы же предпочитаете общаться со своим любимчиком Илюшей!

- Не смей меня обвинять, для меня вы все равны. Ты сам избегал разговоров со мной, напряги память. Скажи, кто натравил Гектора на мэра?

- Ах, уже успели настучать? Ну, я его вразумил, что дальше?

- Зачем ты это сделал?

- Захотел и сделал! Мне надоели эти недоделанные, пусть поубивают друг друга, а я приду к власти, и все будут подчиняться и поклоняться мне.

- Мне не нравятся эти разговоры, я сотру тебя, Луис!

- Поздно… Я потрудился в программах. Кроме вируса самоуничтожения, я защитил и себя, все уже не так просто, как ты думаешь. Пока все непосвященные люди не избавятся от вируса, я буду возрождаться вновь и вновь. Единственное, что ты можешь сделать, это стереть всю программу вместе со всеми и начать заново или…

- Или что?

- Или прийти к нам и рассказать о себе… Ха-ха-ха-ха… Если тебе поверят. Ха-ха.

- Меня раздражает твой смех!

- Ну тогда я пошел, у меня много дел, мне еще надо объявить, что это я создал всех, и подчинить себе весь Город. Пока, Миша!

Я смотрел на удаляющегося Луиса, и руки сами потянулись к кнопкам. Выключив компьютер, я глубоко вздохнул.

2.08

Я люблю их, я живу ими. Нет ничего проще, чем стереть всё, но я никогда этого не сделаю. Кажется, у меня созрел план.

- Они находят «разумные и логичные» объяснения всем тем сверхъестественным для нас событиям, которые ты начал делать.

- Илья, создав мир, я очень многое начал понимать и осознавать, многие у нас живут так же, как и вы, я сам такой. Был, во всяком случае. Тебе придется пойти к ним и рассказать обо мне, сказать, что они мне дороги и чтобы перестали творить зло и уничтожать друг друга. Это очень опасно, я не могу тебя заставлять, тебе придется самому принимать решение.

- Я пойду. Я, конечно, тоже опасаюсь, что меня ликвидируют, это все-таки моя жизнь, я привык к ней. Но так, как сейчас, я уже не хочу существовать. Помните, как все было хорошо, какими темпами развивался Город, как все жили мирно и красиво. Неужели это никогда не вернется?

- У меня радостная новость для тебя, Илья. Я не спал всю ночь и не пошел на работу, все это время я работал над программой, которую назвал «Новый Город». Это усовершенствованная программа, я скопировал твою личность и еще нескольких пророков, в которых я уверен. И даже если ты погибнешь, я смогу автоматически перенести туда тебя и поверивших в меня жителей. Все будет по другому. Я еще кое-что приготовил. Все будет хорошо.

- Спасибо, папочка! Ты не против, если я буду тебя так называть? Что ты молчишь?

- Я плачу, Илья! Вам не ведомы такие эмоции. Я сам давно уже считаю вас своими детьми и не могу жить без вас.

- А как к тебе пришла идея создать «Новый Город»?

- Я читал об этом в одной священной книге, в которую раньше не очень верил.

Илья уходил какой-то озорной и веселой походкой. Мое предчувствие говорило мне, что в «Большом Городе» я вижу его в последний раз.

Все будет хорошо! - успокаивал я себя.

3.08

Центр Города лежал в руинах. Ни одного целого дома. То там, то здесь вспыхивали перестрелки гремели взрывы. По последним данным, население уменьшилось почти вдвое.

Я несколько раз прокручивал картинку, как убивают Илью. Он стоит на развалинах, перед огромной толпой. Таким смелым и уверенным я не видел его никогда. Казалось, ему очень нравилось, что представилась возможность проявить свои ораторские способности и показать красивую, волнующую речь. Он говорил обо мне, как все у меня было задумано изначально, о вирусе Луиса, о «Новом Городе», как вдруг сразу с нескольких точек открыли огонь. Послышались выкрики: «Так ему и надо, хватит нести всякую чушь!»

Илья в последние секунды, падая, смотрел в мою сторону с улыбкой на лице.

Я начал наблюдать, что в разных секторах города некоторые мужчины уже стали складывать оружие и даже восстанавливать жилье. Всё-таки речи Ильи принесли кое-какие плоды. Некоторые жители иногда смотрели в мою сторону так, как будто верят в меня, живущего по эту сторону экрана. Но этого было явно недостаточно. Немногочисленных последователей Ильи и других верных пророков беспощадно ликвидировали те, кто не верил в наличие вируса у них и не желал избавляться от него. У меня кроме программы «Новый Город» было еще кое-что: очень рискованный проект. Об этом я не стал говорить Илье, но если моя задумка получится, то я спасу жителей и смогу победить Луиса.

4.08

Я надеваю ремни и ободки с электродами и проводами на голову беленькой мышки. Все готово. Нажимаю на кнопку, бедная мышка дергается в конвульсиях, через несколько секунд на экране появляется такая же мышь, только виртуальная. Шмыгнув розовым носиком, она побежала к куску сыра. Эксперимент удался. Я посмотрел на безжизненное тело мышки, все ее сознание уже было внутри программы компьютера. Неужели я пойду на такое?

- Луис, помнишь твои слова насчет того, что если бы я пришел в ваш мир, и твой глупый смех?!

- Помню, забудь об этом, это невозможно.

- Для меня нет ничего невозможного, всё лишь вопрос времени. Не забывай, что это я создал вас.

Лицо Луиса перекосилось.

- Ну приходи, посмотрим, кому они поверят, тебе или мне.

- Если захотят жить, то поверят мне. Тебя я уже победил, а когда приду, раздавлю тебя окончательно. Я буду со своим народом, поверившим в меня, в «Новом Городе».

- Я ликвидирую тебя!

Он не знал, что это мне и нужно. Если бы его люди меня уничтожили, то для всех мое возвращение к ним из «Нового Города» было бы серьезным доказательством, что мои слова истинны. Всех поверивших в меня я смогу забрать к себе и буду с ними навсегда. Вот такой у меня план.

Как только я мог додуматься до такого?

Я подхожу к полке. Библия запылилась за стопками красивых больших книг: Фрейд, Юнг, Ницше, Сократ, Кастанеда…

Раздвинув стройные ряды, я достал мою книгу детства, которую любил перелистывать и смотреть на красочные иллюстрации. Сотворение мира; Адам и Ева в Эдеме; Ной со своей семьей с горы Арарат наблюдает за прекрасной радугой; Ангел Божий хватает за руку Авраама, готового принести Исаака в жертву, в знак верности; Иисус на пути к Голгофе…

«…Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную…»

Утром не стал ничего говорить Свете, она все равно не поймет. Она собралась быстро, накрасилась, причесалась. Все второпях, надо успеть и на работе показаться, и в налоговую зайти, и в парикмахерскую, и еще куда-то. Нет, объяснить трудно. Холод металлических окончаний электродов на голове и запястьях уже не очень сильно тревожит меня. Еще пара нажатий на кнопки, и все свершится. Меня развеселила мысль, что все мои провода и ремни напоминают казнь на электрическом стуле. Прости меня, Света, простите меня, мои друзья. Я не псих и не считаю себя неудачником, трусом или дезертиром.

Я просто родился для того, что собираюсь сейчас сделать.

Прости меня, Господи, за все то, что могло быть мерзким в Твоих глазах в моей земной жизни. Скоро моя душа будет с Тобой, а сознание с виртуальным телом - с моими человечками.

Я запустил программу, процесс пошел. «…Чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную…»
У настоящего момента есть будущее, если оно тебе нужно...

Ket
Его реб
 
Сообщения: 399
На форуме с января 2004
Откуда: Москва

Непрочитанное сообщение Вика В. – 7 октября 2004 в 19:50

мне все-жу думается о материальности нашего мира... суровой материальности...

вот мои эпиграфы к рассказику:

    Поскольку в нашем мире чудес - не наблюдается, тем самым уже доказывается, что он - не виртуален.
    мысль неизвестного мыслителя

    Закон Доньды: "То, что может сделать малый компьютер, имея большую программу, может также сделать большой компьютер с программой малой; отсюда логический вывод, что бесконечно большая программа может выполняться сама, то есть без какого-либо компьютера".
    С. Лем
:smile: ну а вот мой расказик:
Вложения
Пациент.htm
(69,31 КБ) Скачиваний: 84

Вика В.
Основатель
Основатель
 
Сообщения: 6717
На форуме с января 2004
Откуда: Новосибирск
Фото: 5

Непрочитанное сообщение Индиго – 8 октября 2004 в 1:51

Цитата:Закон Доньды: "То, что может сделать малый компьютер, имея большую программу, может также сделать большой компьютер с программой малой; отсюда логический вывод, что бесконечно большая программа может выполняться сама, то есть без какого-либо компьютера".


Это больше шутка чем закон :)
Надо определить, что такое большой и малый компьютер.
Но в любом случае, если "большой" означает что у него много команд, то на самом деле это означает что эти команды выполняются на уровне микропрограмм процессора, а не внешней программы. Т.е. по сути, ничего не меняется: любой компьютер, в своей глубокой основе умеет делать только одно действие - сложение. Все остальное - это программа :)

О материальности. На глубоком уровне теряется разница между веществом и полем, между веществом и энергией. Все стремится к одному понятию - информации.

"Вначале было Слово..." - это может оказаться более чем правдой...

Индиго
Основатель
Основатель
 
Сообщения: 1686
На форуме с января 2004
Откуда: Монреаль
  • Представлялка

Непрочитанное сообщение Вика В. – 8 октября 2004 в 10:36

    Его отцом была метиска из индийского племени Навахо, матерей же у него было две с дробью... ...добавлю, что пол профессора остался загадкой, потому что из двух женских клеток может развиться только женщина. Откуда появилась мужская хромосома, неизвестно.
    :)


Большой и малый компьютер - это скорее философские единицы у Лема, некие массы информации.


Цитата:О материальности. На глубоком уровне теряется разница между веществом и полем, между веществом и энергией. Все стремится к одному понятию - информации.

"Вначале было Слово..." - это может оказаться более чем правдой...

именно об этом и говорит Лем:
    - Материя, энергия и информация - вот три проявления массы, - терпеливо объяснял Донда. - Согласно законам сохранения, они могут взаимно превращаться. Материя переходит в энергию, энергия и материя нужны для создания информации, а информация может снова обратиться в материю, но только при определенных условиях. Перейдя критическую массу, она исчезнет, будто ее ветром сдуло. Это и есть Барьер Донды, граница прироста знаний. Конечно, их можно накапливать и дальше, но только в разреженном виде. Каждая цивилизация, которая до этого не додумается, попадает в ловушку: чем больше она соберет знаний, тем дальше откатится к невежеству. Знаешь, как близко мы подошли к этому порогу? Если поток информации будет нарастать такими же темпами, то через два года произойдет...
Цитата:Это больше шутка чем закон :)
в каждой шутке лишь доля... .) ...наверное шутка, как и первая история из цикла "Из воспоминаний Ийона Тихого." (не "Звездные дневники...", а именно "Из воспоминаний...", менее известный цикл)...
"Странные ящики профессора Конкорана" - это первая вещь цикла, через 16 лет, после десятилетнего забвения, была написана последняя вещь, завершившая этот цикл: "Профессор А.Донда." ...несколько символично.)
Вложения
Profesor A.Donda.txt
(61,24 КБ) Скачиваний: 81

Вика В.
Основатель
Основатель
 
Сообщения: 6717
На форуме с января 2004
Откуда: Новосибирск
Фото: 5

Непрочитанное сообщение Emmy Noether – 9 октября 2004 в 3:27

Вика В. пишет:Закон Донды: "То, что может сделать малый компьютер, имея большую программу, может также сделать большой компьютер с программой малой; отсюда логический вывод, что бесконечно большая программа может выполняться сама, то есть без какого-либо компьютера".
С. Лем


Насколько мне известно, самая большая программа выполняется как раз на самом большом компьютере. Уже пятнадцать миллиардов лет. Есть вероятность, что результат будет равен сорока двум ;)
Цитата:ну а вот мой расказик:

Хороший... Но где-то мне попадалась история, как один редактор превратил неудобочитаемую вещь в очень хорошую, всего лишь расставив недостающие знаки препинания. Как раз тот случай.

А Лем (как и Борхес) - неплохой философ и замечательный иллюстратор философских идей. Его Коркоран - агностик-экспериментатор :)

Emmy Noether
Следовательно, существую...
 
Сообщения: 329
На форуме с октября 2004
Откуда: Иваново
Фото: 2

Непрочитанное сообщение Вика В. – 9 октября 2004 в 14:03

Emmy Noether пишет:
Вика В. пишет:Закон Донды: "То, что может сделать малый компьютер, имея большую программу, может также сделать большой компьютер с программой малой; отсюда логический вывод, что бесконечно большая программа может выполняться сама, то есть без какого-либо компьютера".
С. Лем


Насколько мне известно, самая большая программа выполняется как раз на самом большом компьютере. Уже пятнадцать миллиардов лет. Есть вероятность, что результат будет равен сорока двум ;)

фишка в том, что компьютера нет, программа самодостаточна и создает сама все необходимые условия для своего дальнейшего функционирования... правда иногда встречаются некие глюки и баги... но несмертельные...)

Вика В.
Основатель
Основатель
 
Сообщения: 6717
На форуме с января 2004
Откуда: Новосибирск
Фото: 5

Непрочитанное сообщение Emmy Noether – 9 октября 2004 в 15:05

Вика В пишет:фишка в том, что компьютера нет, программа самодостаточна и создает сама все необходимые условия для своего дальнейшего функционирования... правда иногда встречаются некие глюки и баги... но несмертельные...)

"Человек - баг или фича? Можно ли победить реликтовый спам? Почему в релизе оставлена отладочная информация в виде пульсаров? Так называемые чудеса - неужели и для этой версии полно cheat-кодов? "Звёздное небо надо мной и нравственный закон во мне" - спрятанная подпись разработчика или нечто другое? Сколько ещё времени будет выполняться закон Мура-Хаббла? Об этом и многом другом - материалы о пресс-конференции разработчиков в нашем выпуске."

Это только Донда говорил, что программа самодостаточна. Пан Станислав решил проиллюстрировать тезис, что самая безумная идея может оказаться истинной, и критерий истинности - опыт, а не официальное положение исследователя в научной иерархии. Вот и нанял для доказательства профессора сварнетики с его ОЧЕНЬ безумной идеей.

Emmy Noether
Следовательно, существую...
 
Сообщения: 329
На форуме с октября 2004
Откуда: Иваново
Фото: 2

Непрочитанное сообщение Вика В. – 9 октября 2004 в 15:22

к сожалению опыт часто бывает критерием не истинности, а лишь показателем чистоты эксперемента... и степени ожидания исследователя...

вот иллюстрация - разве человек "баг или фича"? это возможно промежуточный, но итог работы программы... проблема в возможной нестабильности результата в общем и сильной нестабильности функционирования отдельных составляющих... хотя возможно баг тоже заложен как необходимая составляющая...

Вика В.
Основатель
Основатель
 
Сообщения: 6717
На форуме с января 2004
Откуда: Новосибирск
Фото: 5

Вернуться в Религия и философия

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1