Какой пол у моего ребенка?

Обсуждение психологии и особенностей полов и их взаимоотношений.

Какой пол у моего ребенка?

Сообщение Вика В. – 14 мая 2006, 1:54

интересная, хотя и во многом спорная статья..
особый интерес вызвали результаты проведенного опроса-исследования, согласно которому 15% детей(каждый шестой!) недовольны своим полом.


    Какой пол у моего ребенка?


    Трудно найти более интригующие вопросы, чем те, что относятся к различиям в психологии мужчины и женщины. Кто такой настоящий мужчина, как его воспитывают? Как стать счастливой женщиной? Как складывается понимание противоположного пола? Эта тема стара как мир, но по-прежнему волнует молодых и умудренных жизнью, влюбленных и родителей, мужчин и женщин.

    Пол — первая категория, в которой ребенок осмысливает себя как индивидуальность. Уже на втором году жизни, еще не выделяя себя из других людей и не называя себя, ребенок уже знает, мальчик он или девочка. На первых порах ребенок умеет называть свой пол, но не более того. Почему это так, объяснить он, конечно, не может. Сравнивая себя с другими людьми (мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, отцом и матерью), он узнает, что мальчики носят брюки, а девочки — платья, что мальчики играют в машинки, а девочки — в куклы. Когда в речи ребенка появляется слово «я», он уже знает о существовании различий в требованиях к поведению мальчиков и девочек.

    Вместе с тем, в 3 года пол — характеристика непостоянная; ребенок думает, что он может измениться. Очень характерно в этом смысле следующее высказывание: «Хорошо, когда я вырасту, я буду папой. А когда я буду мамой?»

    К 5 - 6 годам это проходит: если трехлетний мальчик пугается обещания превратить его в девочку, то пятилетнего эта перспектива не трогает, он не верит в эту небылицу.

    Примерно от 7 до 12 - 13 лет длится этап установления так называемого полоролевого поведения. На основе врожденных особенностей, под влиянием семьи, социального окружения ребенок выбирает для себя манеру поведения, которая наиболее полно соответствует его потребностям и в то же время не противоречит общественным нормам. Стоит ли говорить здесь лишний раз о примере родителей, образец взаимоотношений которых дети принимают или отвергают? Именно в это время появляются первые осознанные вопросы сексуального плана — и как часть общих вопросов «о жизни», и как основанные на наблюдениях за старшими.

    На следующем этапе происходит формирование психосексуальной ориентации (12 - 26 лет). Возраст начала половой жизни и обстоятельства этого шага изменяются со сменой поколений. Было время, когда связь до брака если и считалась допустимой, то только при наличии чувства или видов на будущее супружество. Сегодня в большинстве европейских стран более раннее начало половой жизни стало обычным явлением. Интересная подробность: если по своему сексуальному опыту девушки 30-х годов прошлого века «отставали» от юношей на 3 - 4 года, то в 60-х годах почти догнали их, а в настоящее время — обгоняют.

    Отношение родителей к ребенку начинается с отношения к его полу — еще до того, как он появляется на свет. Отец и мать пытаются предугадать пол будущего ребенка и строят в связи с этим разнообразные планы.

    На что же опираются родители, воспитывая мальчика или девочку? В первую очередь, на собственные представления о том, каким должен быть мужчина и какой — женщина. Во многом эти представления у разных людей похожи — это полоролевые стереотипы. В нашей культуре за мужчиной закреплены активность, ориентация на достижения, доминантность и агрессивность, уравновешенность и сдержанность. В первую очередь он оценивается по социальным достижениям; а женщина должна быть мягкой, пассивной, зависимой. Когда друзья, родственники и родители обсуждают внешность новорожденного, стереотипы присутствуют во всем: «Какой большой! Он будет спортсменом!», «Какая хорошенькая! Она просто куколка!»

    Несмотря на то, что трудно найти объективные различия в облике и поведении новорожденных, родители считают, что девочки более мягкие и симпатичные, менее подвижные, чем мальчики, которые представляются большими, активными и громогласными. В раннем детстве матери чаще прикасаются к сыновьям, чем к дочерям, зато на девочек чаще смотрят и чаще с ними разговаривают. В одном исследовании двум группам молодых матерей показывали шестимесячного ребенка. В одном случае его одевали в голубые ползунки и говорили, что это мальчик, а в другом — в розовое платьице, тогда малыша представляли как девочку. И оказалась, что «девочка послушнее», ей чаще улыбались и чаще давали игрушки. В другом исследовании двум группам родителей демонстрировали одну и ту же видеозапись полуторагодовалого ребенка, в одном случае называя его мальчиком, в другом — девочкой. Родители описали мальчика как агрессивного, сильного, проворного, а девочку — как ласковую, смирную и нежную.

    В психическом развитии ребенка чрезвычайно велика роль игр и игрушек. Традиционные игры направлены на усвоение ребенком его половой и психосексуальной роли, которые приобретаются именно в ролевой игре (в дочки-матери, в войну). Есть мнение, что игра с куклой позволяет девочке освоить роль матери, ухаживающей за малышом. И хотя традиционные пупсы в последнее время вытесняются вариантами куклы Барби, это, по мнению некоторых психологов, тоже неплохо: Барби позволяет девочкам приобщиться к роли красавицы-принцессы. Ребенок, не играющий в соответствующие полу игрушки, почти неизбежно столкнется с трудностями: возможны проблемы в общении со сверстниками как своего, так и противоположного пола; его самооценка будет менее устойчива и адекватна.

    Труднее ответить на вопрос, в чем причина того, что ребенок предпочитает игры и игрушки, предназначенные для детей противоположного пола или нейтральные, без выраженной окраски. Для этого надо знать индивидуальные психологические и физиологические особенности детей, особенности тех, кто их окружает, семейную атмосферу, любимые детские книжки и предпочитаемые телевизионные передачи, условия взросления и другие обстоятельства. Возможно, что и тогда мы не сможем однозначно ответить на этот сложный вопрос…

    Исследования показывают, что к 7 годам мальчики и девочки демонстрируют довольно-таки широкий спектр особенностей психологического пола — от адекватного, ярко выражаемого в высказываниях, отношениях, предпочтениях (например, одежды и игрушек) до прямо негативного («Не хочу быть девочкой»); это также проявляется в предпочтениях, в выборе партнеров для игр и общения. И хотя можно рассчитывать, что к подростковому возрасту картина несколько изменится под влиянием особенностей физиологического развития, внимательный и заинтересованный родитель может помочь ребенку в его становлении как мальчика или девочки гораздо раньше.

    Существует распространенное мнение, что мать в семье создает эмоциональный климат, от которого в большой степени зависит душевное благополучие ребенка, а отец играет роль в нормировании мира ребенка, в образовании системы ценностей, основных этических оценок, а также картины самого себя. А дети, растущие без отца или при его неадекватном влиянии, нередко «хромают» в межличностном общении — как со своим, так и с противоположным полом…

    Подражая родителям, отождествляя себя с ними, дети усваивают социальные нормы поведения и ценности. На земле есть племена, в которых полоролевые модели поведения прямо противоположны тем, что сложились в современной цивилизации. В одном племени на Новой Гвинее мужчины украшают себя цветами, бусами и ожерельями, в их поведении ясно видна склонность к кокетству. Женщины же занимаются рыболовством, ремеслами, активны и инициативны в создании брачных отношений. Этот пример доказывает, что основным фактором становления полоролевого поведения человека является сложившаяся культура. Если вы вспомните, какие роли исполняли в семье ваши родители, то согласитесь: именно они оказали весьма значимое влияние на становления вас как мужчины или как женщины.

    Образ отца чрезвычайно важен для психического развития мальчиков: при его отсутствии ребенку недостает того, в чем выражаются особенности мужской психики; это ведет к снижению социальной активности, способствует инфантилизму. Неясный, неяркий пример отца осложняет процесс приобщения мальчика к мужской субкультуре, что является источником невротических проявлений у ребенка: энуреза, страхов, заикания.

    Отец оказывает влияние и на формирование эталона будущего мужа у дочери. Ей очень важно пронаблюдать и усвоить способы поведения матери по отношению к отцу, отца — к матери. Непосредственное, активное влияние отца на девочку в подростковом возрасте облегчит ей взросление, даст уверенность в своей привлекательности, значимости, когда рядом будет модель мужского отношения к женщинам. Выросшие без мужского влияния и примера девочки могут испытывать трудности во взаимоотношениях с противоположным полом — как со сверстниками, так и со старшими мужчинами, напряженность и неразборчивость в общении.

    И мужчины, и женщины стремятся в своих семьях воплотить ролевые отношения родительской семьи. Есть такая статистическая информация: мальчики, выросшие только с мамой, реже вступают в брачные отношения; развод родителей девочки повышает вероятность будущего развода их дочери.

    У мальчика-мужчины на всю жизнь сохраняется особое отношение к матери. Оно выражается в представлениях об идеальной женщине, сформированных под влиянием (положительным или отрицательным) матери; в чувстве комфорта и защищенности, когда она рядом, в готовности принимать ее гнев и критику. С отцом мужчина сравнивает себя всю жизнь, пытаясь определить, большего или меньшего он достиг.

    Для девочки единство с матерью — это основа последующего развития женской психологии, а для мальчика основой формирования мужской психологии оказывается разрыв единства с матерью. Мальчик должен уйти от матери, чтобы ощутить себя мужчиной, а девочка должна полюбить отца, чтобы почувствовать себя женщиной. Отождествление себя со своим полом у женщины происходит через отцовское признание. Отец — «первый мужчина» девочки, и именно его любовь формирует у нее умение любить. Пренебрежение отца женственностью дочери или насильственное воспитание мужественности у девочки приводит к тяжелым деформациям психики.

    Конечно, можно упрямо воспитывать — и воспитать — мужчину женщиной, а женщину мужчиной; другое дело, что нормы и стереотипы общества вскоре вскроют конфликт между половой принадлежностью и навязанными образцами мышления и поведения…

    …Изучая родительские установки на воспитание старших дошкольников — младших школьников, мы часто беседовали с детьми и задавали им несложные вопросы. Нас интересовало, знает ли ребенок половую принадлежность своего имени, как к нему относится, кем станет, когда вырастет, — дядей или тетей, мамой или папой, с кем ему интересно дружить, играть, выполнять определенные виды работы, кто для него самый красивый и кто самый сильный в семье, классе и многие другие. Работа проводилась в двух городах — Москве и Махачкале, культурные и социально-этнические особенности этих регионов должны были дать дополнительную информацию об особенностях социализации детей.

    Как оказалось, к семи-восьмилетнему возрасту не все дети готовы демонстрировать адекватную ориентацию в будущем на свой пол. Некоторые вопросы вызывали у них затруднения, а иногда негативную реакцию по отношению к определенной половой роли. Мальчики обоих регионов выказали ограниченные знания об играх, игрушках, атрибутах одежды, возможностях, особенностях поведения противоположного пола. Девочки продемонстрировали гораздо более широкий диапазон представлений и понятий; их большую осведомленность, а также готовность к дружеским отношениям с противоположным полом, можно объяснить возрастными особенностями.

    Интересными оказались результаты сравнительного анализа. Дагестанские мальчики и девочки, воспитывающиеся в культурной среде, где четко определено и поддерживается распределение семейных ролей и функций, продемонстрировали в целом большую осведомленность о перспективах своего развития, своей будущей семейной и социальной роли. Московские мальчики и девочки, воспитывающиеся в культуре, где наблюдаются тенденции «разрешительного» воспитания, демонстрируют несколько отличные результаты: прежде всего, большую индифферентность в отношении своей половой принадлежности, меньшую степень ориентации в общении и деятельности сугубо на свой пол, менее четкое осознание перспектив своей будущей семейной, общественной и профессиональной роли.

    Полученные результаты оказались очень интересными, и мы решили продолжить анализ и попробовать определить тип психологического пола ребенка.

    Первая группа получила условное название «адекватных» (39 процентов от общего числа опрошенных). В своих ответах на вопросы дети этой группы выказывают удовлетворенность собственной половой принадлежностью, демонстрируют чувство гордости за свой пол, осознание его необратимости. Дети категорически отказываются «изменить» половую принадлежность, осознают возможности своего пола («Хочу быть мальчиком, потому что буду защищать…», «…потому что мальчики сильнее», «…потому что хочу в армии служить», «…потому что девочек все любят»).. Выделились осознанные половые предпочтения и ориентации «адекватных» детей: мальчики и девочки высказывают привязанность именно к лицам своего пола, демонстрируют готовность к эмоциональному сопереживанию, совместной деятельности именно с ними; четко разбираются во внутрисемейных и внутригрупповых отношениях с точки зрения принадлежности к полу родителей и сверстников. Отвечая на уточняющие вопросы типа «Почему?» («…ты хочешь помогать именно маме?», «…учиться у учителя-мужчины?»), ребенок апеллировал именно к тому, что они с ним одного пола.

    «Адекватные» дети хорошо знают, каковы должны быть соответственно мальчики или девочки, чем им надо интересоваться и заниматься, в какие игры играть. Они представляют свои будущие семейные и общественные роли. Например, они способны вообразить свою будущую семью, число и пол детей, называют соответствующую своему полу будущую профессию.

    Мурилав (7 лет, Махачкала) — второй ребенок в семье, где трое детей. Мальчик во всем помогает матери, особенно любит заниматься с младшей сестренкой; считает, что готовность помочь — это мужская черта. Говорит, что, когда вырастет, станет геологом, женится и у него будут дети — две девочки и мальчик, как и в родительской семье. На его рисунке изображены все члены семьи (по одежде, фигуре, прическам и по другим признакам без труда можно угадать пол персонажа).

    Большинство «адекватных» мальчиков и девочек вместе с тем немало знают об особенностях поведения, интересах, образе Я противоположного пола. Они способны вообразить себя представителем другого пола и описать свое поведение, игры, игрушки, если бы такое случилось. Они доброжелательны, готовы к сотрудничеству с ними.

    Юля (8 лет, Москва) — единственный ребенок в семье; она четко и развернуто рассказала об играх и игрушках мальчиков, с юмором и фантазией представила себя мальчиком. Юля пояснила, что тогда была бы уже не она, а «сильный, умный, добрый мальчик Юлиан». Девочка рассказала, что больше всего любит играть в дочки- матери с подружками. Они с удовольствием принимают в свою кампанию и мальчиков. Дежурить в классе, по мнению Юли, лучше всего с мальчиками, потому что «они сильнее и могут отодвигать стулья».

    Вторая группа детей получила название «амбивалентных» (22 процента от общего числа опрошенных). Дети этой группы высказывают удовлетворенность собственной половой принадлежностью и ее возможностями, не проявляют желания изменить пол на противоположный. Однако, в отличие от мальчиков и девочек первой группы, в ответах на вопросы, выявляющие ориентацию на свой пол, дети проявляют некоторую двойственность, амбивалентность. Ссылаясь на мать и на отца, на девочек и на мальчиков, на мужчин и на женщин, «амбиваленты» больше апеллировали к личностным качествам человека, а не к половым, как ожидалось.

    Аня А. (7 лет, Махачкала) — старшая дочь в семье, где есть еще младшая девочка. Отец, ждавший рождения сына, частенько играет с ней в «мужские» игры, любимое их занятие — борьба. При перечислении игр мальчиков и девочек Аня называла в основном «нейтральные» игры. Девочка хочет быть похожей на отца; при выборе качеств, характеризующих мужской и женский пол, сказала, что хочет быть сильной. В то же время Аня предпочитает помогать маме, играть с девочками. Выбирает профессию женского парикмахера, очень любит причесывать подружек и украшать их волосы.

    При анализе результатов ответов и высказываний детей по характеру их половой принадлежности выделился еще один тип психологического пола — «индифферентный» (у 24 процентов детей от общего числа опрошенных). Отличает их то, что отношение к собственной половой принадлежности еще не определилось, мы не ощутили убежденности в необходимости быть представителем именно своего пола. Такие дети могут сравнительно легко согласиться на воображаемое «изменение» пола, а если не соглашаются, то их мотивы часто неосознанны, ориентированы на внешние, несущественные факторы: «Не хочу быть девочкой, у мамы уже есть дочки», «…девочек все обижают». Большинство детей-«индифферентов» высказали безразличное отношение к своей будущей семейной и общественной роли, к будущей профессии. Перечисляя игры своего и противоположного пола, большинство из них называют нейтральные, отказываются играть в «Семью».

    Мурад (7 лет, Махачкала) — старший ребенок в семье, где есть еще младший сын. Очень привязан к матери: она для него самая красивая, главная в семье, он предпочитает играть только с мамой, ей помогать, вырасти похожим на нее. Мурад не смог назвать девичьих игр, представить себя девочкой и рассказать, как бы вел себя в этой роли. Быть девочкой он не захотел, но объяснить, почему, не смог. Не объяснил также, что значит быть мальчиком. Мурад знает перспективы своего будущего (он станет дядей, папой); хочет быть сильным, играет и хочет дружить только с мальчиками. Вопросы, выявляющие ориентацию во внутрисемейных отношениях с точки зрения его пола, вызывали у Мурада затруднения. На его рисунке семьи видна эмоциональная близость с матерью при несомненной значимости для него отца, яркая фигура которого больше всех остальных.

    Следующая группа детей объединена условным названием «неадекватные» (15 процентов от общего числа опрошенных). Название группа получила из-за обнаруженного негативного отношения детей к своей половой принадлежности. Мальчики и девочки не продемонстрировали чувства гордости за свой пол, в их высказываниях скорее ощущается неудовлетворенность тем, что им «не повезло» и они принадлежат «не к лучшему» полу. Объединенные в данную группу дети зачастую высказывают желание изменить пол на противоположный. Проследить происхождение таких высказываний довольно сложно: большая часть детей руководствуется в своих ответах внешней привлекательностью, кажущимися им более разнообразными возможностями, привилегиями другого пола. Согласившись на перевоплощение («Если волшебник превратит тебя в мальчика/девочку, что ты будешь делать?»), такие дети оживленно, эмоционально рассказывают о возможностях, особенностях поведения, образа Я, внешних проявлениях представителей противоположного пола. Интересно, что большая часть детей, не знающих, мужское у них имя или женское, находится именно в группе «неадекватных».

    Дима (7 лет, Москва) — старший ребенок в семье, где есть еще младшая дочь. Мать, вынашивая Диму во время беременности, ждала девочку. Мальчик проявляет большой интерес к особенностям, деталям внешнего облика девочек, признался, что его «вообще привлекает женский пол» и он хотел бы быть девочкой. Объяснить, почему, не сумел. В ответах на вопросы не продемонстрировал осознаваемую ориентацию на представителей своего пола, сказал, что хочет быть похожим на мать. Не выявилась также его ориентировка во внутригрупповых отношениях с точки зрения принадлежности к полу сверстников. Выполняя задание нарисовать человека, Дима рисовал девочку.

    Эти дети демонстрируют небольшой объем знаний об особенностях поведения, атрибутах, играх своего пола. Обсуждение этой тематики не вызывает у них эмоционального оживления и энтузиазма. С большей готовностью «неадекватные» обсуждают проблематику противоположного пола, демонстрируя большой объем информации.

    В семье Карины (8 лет, Махачкала) есть старший брат. На предложение психолога пофантазировать и «превратиться» в мальчика охотно согласилась, подробно рассказала, каким бы мальчиком была. Не играет в семью, предпочитает играть с мальчиками и в мальчишечьи игры, дома — с папой и старшим братом. Любимая одежда — брюки. Получив предложение нарисовать человека, Карина изобразила «дядю».

    Интересно, что, играя в семью, мальчики этой группы чаще всего бывают «детьми» своего или противоположного пола, девочки чаще играют роль родителя противоположного пола. По своим личностным особенностям такие девочки стремятся к лидерству, мальчики, наоборот, более пассивны. Можно также отметить безразличное в целом отношение «неадекватных» к своей будущей семейной, социальной роли; чаще всего они затрудняются и в выборе будущей профессии.

    «Неадекватный» тип формирования психологического пола преждевременно характеризовать как патологический. Но уместно заметить, что мальчики, демонстрирующие феминные черты, подвержены большему риску возникновения конфликта сексуальной идентичности в подростковом возрасте.

    Не беремся утверждать, что выделенные в исследовании амбивалентный, индифферентный, неадекватный типы несут в себе потенциалы психического нездоровья. Однако настораживает такой факт: беседы с родителями детей из таких групп показали, что проблема отношения детей к своей половой принадлежности занимает родителей в незначительной степени, не кажется им важной. А это, как мы постарались показать, совсем не так.

    Ангелина Чекалина
    (Семья и школа, № 1, 2003)
    http://parent.fio.ru/news.php?n=19770&c=1474
Вика В.
Душа и основательница форума
Душа и основательница форума
 
Сообщения: 6733
На форуме с января 2004
Откуда: Новосибирск
Фото: 5

Сообщение Юлька Бельчонок – 14 мая 2006, 7:41

Вика В. пишет:Существует распространенное мнение, что мать в семье создает эмоциональный климат, от которого в большой степени зависит душевное благополучие ребенка, а отец играет роль в нормировании мира ребенка, в образовании системы ценностей, основных этических оценок, а также картины самого себя.


Вот сколько раз слышала подобные утверждения, столько раз считала, что такое деление очень спорно. По крайней мере в моей семье уж точно воспитание мамы повлияло на формирование моей системы ценностей, да и думаю, во многих семьях так, с учетом того, что вообще-то в нашем времени женщины едва ли не больше уделяют этому внимания. Что касается эмоционального климата, я не думаю, что отец его не создавал, скорее создавали мы все вместе. Поэтому по поводу такого деления... я просто не понимаю...

Вика В. пишет:Отец оказывает влияние и на формирование эталона будущего мужа у дочери. Ей очень важно пронаблюдать и усвоить способы поведения матери по отношению к отцу, отца — к матери. Непосредственное, активное влияние отца на девочку в подростковом возрасте облегчит ей взросление, даст уверенность в своей привлекательности, значимости, когда рядом будет модель мужского отношения к женщинам.


Идеализация какая-то.. Ну какой пример могут подать очень много современных мужчин? И для кого быть привлекательной в современном обществе, ради кого быть уверенной в ней?... Уж скорее женщине в современном обществе нужна выдержка, умение не привлечь нежелательных партнеров и удача в том, чтобы найти нормального человека... :(

Вика В. пишет:Отвечая на уточняющие вопросы типа «Почему?» («…ты хочешь помогать именно маме?», «…учиться у учителя-мужчины?»), ребенок апеллировал именно к тому, что они с ним одного пола.


Вот это я тоже наблюдала и поражалась. Дело не в конкретном примере, а в тенденции, такое отношение - потому что одного пола - получается, что закрепляется и развивается на уровне традиции, без каких-либо обоснований. Такое отношение, особенно в таком возрасте, есть ко многому. "Так принято", четкого ответа на вопрос "Почему?" нет. Сейчас примеров не вспомню, но наблюдала много раз.

Юлька Бельчонок
Свой человек
 
Сообщения: 3202
На форуме с апреля 2005
Откуда: Черная долина :)

Сообщение fleven – 14 мая 2006, 11:40

Вика В. пишет:интересная, хотя и во многом спорная статья..
особый интерес вызвали результаты проведенного опроса-исследования, согласно которому 15% детей(каждый шестой!) недовольны своим полом.

Gender Identity Disorder в легкой форме. Суть в том, что в подавляющем большинстве случаев уже в подростковом возрасте от этого не остается и следа.

Юлька Бельчонок пишет:Ну какой пример могут подать очень много современных мужчин? И для кого быть привлекательной в современном обществе, ради кого быть уверенной в ней?... Уж скорее женщине в современном обществе нужна выдержка, умение не привлечь нежелательных партнеров и удача в том, чтобы найти нормального человека...

Такой, какой есть. И в условиях, когда другого примера подать никто не может, сложно ожидать того, чо именно ему и будут пытаться соответствовать.
fleven
Свой человек
 
Сообщения: 1259
На форуме с октября 2005

Сообщение Вика В. – 14 мая 2006, 16:42

fleven пишет:
Вика В. пишет:интересная, хотя и во многом спорная статья..
особый интерес вызвали результаты проведенного опроса-исследования, согласно которому 15% детей(каждый шестой!) недовольны своим полом.

Gender Identity Disorder в легкой форме. Суть в том, что в подавляющем большинстве случаев уже в подростковом возрасте от этого не остается и следа.

т.е. если каждом шестому мальчику повязывать бантики, ...позволить развиться Gender Identity Disorder?....

кстати, возможно, это будет подавлено в подростковом возрасте, но всплывет потом.
Вика В.
Душа и основательница форума
Душа и основательница форума
 
Сообщения: 6733
На форуме с января 2004
Откуда: Новосибирск
Фото: 5


Вернуться в Она и Он

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: MailRu [Bot] и гости: 1