Околофеминистическая

Обсуждение психологии и особенностей полов и их взаимоотношений.

Сообщение Александра. – 7 апреля 2018, 1:36

Это начинается слишком рано. Анальный и оральный секс у девочек-подростков.

Пегги Оренштейн

Так получилось, что Центр по исследованию сексуальности, основанный биологом Альфредом Кинси, располагается в государственном университете Блумингтона, штат Индиана. Одним холодным зимним вечером я полетела туда, чтобы встретиться с профессоркой Деборой Хербеник. Она пригласила меня поучаствовать в ее курсе "Человеческая сексуальность", одном из популярнейших курсов университета.

В тот день она читала лекцию о половых различиях во взгляде на сексуальное удовлетворение. Когда мы вошли в зал, там находилось уже больше 150 студент_ок, большинство присутствующих были девушками в свитшотах с волосами, убранными в хвост.

Они внимательно слушали, когда Хербеник освещала отличия слов, употребляемых молодыми мужчинами и молодыми женщинами, говорящими о "хорошем сексе". "Мужчины скорее говорят о желании и оргазмах, женщины же - об отсутствии боли", говорит Хербеник. Порядка 30% студенток признаются, что испытывают боль во время секса. Среди студентов эта цифра составляет лишь около 5%.

Число женщин, жалующихся на боль, возрастает до 70%, когда речь идет об анальном сексе. До недавнего времени анальный секс был среди молодых люд_инь достаточно редкой сексуальной практикой. Но из-за того, что в пронопродукции все чаще показывается анальный секс, его распространение в реальной жизни так же увеличивается. Если в 1992 году в США анальный секс хотя бы раз пробовали 16% опрошенных женщин в возрасте между 18 и 24 годами. То сейчас 20% женщин в возрасте 18-19 лет и порядка 40% женщин 20-24 лет занимаются анальным сексом.

В 2014 году было проведено исследование, результаты которого показывают, что среди гетеросексуальных подростков 16-18 лет именно юноши настаивают на анальном сексе. Однако они видят в таком виде секса не выражение особой близости к партнерше, а вид соревнования с другими молодыми людьми. От девушек ожидается, что они просто согласятся. При этом все опрошенные девушки признались в болезненности анального секса. Интересно, что оба пола переносили ответственность за боль на девушек, т.к. те были "дефектными", неспособными "расслабиться".

Дебора Толман обозначает анальный секс как "новый оральный секс". "В связи с тем, что сейчас от девушек ожидается иметь оральный секс "в репертуаре", анальный секс становится новым доказательством любви к партнеру", - говорит она. И кроме того желание самой девушки на анальный секс не является обязательным.

Согласно Хербеник, усиленное распространение анального секса увеличивает давление на девушек, что вынуждает их соглашаться на анальный секс ради того, чтобы не носить на себе ярлык "ханжи". "Это метафора для нормализации боли женщин. Если девушка не хочет делать это (*прим. анальный секс), то она становится недостаточно хорошей, фригидной, она упускает что-то в жизни, не изучает свою сексуальность, не достаточно отважна на приключения".

Я вспоминаю разговор с Лили, которая злилась на постоянную заинтересованность в половом акте со стороны ее бойфренда из колледжа. Она рассказывала, что парень часто смотрел порноролики, и особенно привлекательной для него стала идея анального секса. Она согласилась попробовать один раз, что бы удовлетворить его. "В первый раз мы должны были сразу прекратить, потому что мне было неприятно. Позже он настаивал на повторении. Я согласилась скорее от упрямства под девизом "я сделаю еще раз, но уверена, что мне все равно не понравится", - признается девушка. Позже она говорит о том, что это была не совсем здоровая установка.

Девушки в четыре раза чаще, чем молодые люди, соглашаются на сексуальные практики, которые им неприятны, особенно на оральный или анальный секс. Кажется, молодые женщины просто привыкают к принуждению и боли, а не к желанию и оргазмам. Около 75% мужчин и лишь 29% женщин всех возрастных групп признаются в регулярном достижении оргазма.

По словам Хербеник, женщины используют негативные выражения, говоря о своей сексуальной неудовлетворенности. Они говорят не только о боли, но и о том, что чувствуют себя подавленно, униженно. Ни один из опрошенных мужчин не признался в подобных чувствах.

Сара МакКлелланд ввела понятие "интимная справедливость". Опрошенные ею студентки колледжей были склонны измерять степень своей удовлетворенности через удовлетворение полового партнера. "Если партнер удовлетворен, то мне этого достаточно", - говорят опрошенные женщины. У мужчин же все иначе: масштабом их удовлетворения является их собственный оргазм. Женщина же чувствует себя удовлетворенной, если секс был безболезненным, было чувство близости с партнером.

Когда я вспоминаю о рассказах девушек о их раннем "бестелесном" опыте, то у меня появляются подозрения о том, что мы проводим над нашими дочерьми "психологическую клиторидектомию" (удаление клитора, калечащая операция на женских гениталиях). Что было бы, если бы девушки проживали свою сексуальность через понимание потребностей своего тела, а не воспринимали ее как сексуальную услугу? Что было бы, если бы через самоудовлетворение их поощряли выдвигать более высокие требования и ожидания?

Одна 18-летняя девушка рассказывает: "Перед моим первым половым контактом я знала, насколько парню важно получить оргазм. Это считается само собой разумеющимся: секс закончится, когда парень почувствует себя хорошо. Но я совершенно не знала, что такое женский оргазм. Сказать честно? Я до сих пор этого не знаю. Об этом никогда не говорят. Я просто занимаюсь сексом и не знаю, что я чувствую".

Одна педагогиня по предмету Здоровье говорит, что для семиклассниц ее школы стал нормальным вопрос: "Ты глотаешь или выплевываешь?" Так же ходят слухи, что школьницы в перерывах между уроками или на задних сидениях школьного автобуса встают на колени, чтобы сделать минет.

Оральный секс, или фелляция, среди подростков США стал относительно повседневной практикой. К концу 9 класса кажд_ая пят_ая из подростков занимались хотя бы раз оральным сексом, а к 18 годам имели оральный секс уже две третьи всех опрошенных.

Мне удалось поговорить с группой девочек, которые недавно закончили школу. Мы встретились в комнате Руби в пригороде Чикаго. Девочки расположились кто где: на полу, на кровати, на пуфе. Одна из стен комнаты была покрашена в темно-синий цвет, из ящиков комода выглядывали майки, легинсы и юбки.

Когда я спросила девушек про оральный секс, одна из них, по имени Девон, качнула головой, махнула пренебрежительно рукой и сказала, что это сейчас повседневность (в этом нет ничего такого). Когда я удивилась, то она добавила: "Ну, это вообще не секс. Это просто следующий шаг после "только объятья и поцелуи". Это возможность пойти дальше, но без тех последствий, которые бывают после вагинального секса. Я не потеряю свою девственность, не буду беременна, ничем не заболею. Это безопасно". Опросы среди школьниц старших классов показывают, что главная причина минета для девушек - это возможность улучшить отношения с партнером.

Психологи уже несколько лет высказывают беспокойство о том, что девушки слишком рано учатся подавлять свои чувства, чтобы избежать конфликтов как в дружеских, так и межполовых отношениях. Для многих девушек удовлетворение партнера - главная задача. Большинство же парней считают главным в оральном сексе свое удовлетворение.

В свою очередь, половой контакт может привести к стигматизации, в то время как, оральный секс, в определенных обстоятельствах, может стать основой определенной репутации. "Оральный секс это как деньги. Так можно подружиться с популярными парнями. А еще ты набираешь очки за близость с кем-то, но при этом не занимаешься обычным сексом. Ты можешь потом сказать: "Я была с тем и с тем вместе", и таким образом поднять свой социальный статус. Я считаю, что фелляция более безличностный контакт, поэтому мы и говорим, что в этом нет ничего такого", - добавляет Саманта.

Однажды я встретилась в парке Сан-Франциско с одной первокурсницей с западного побережья. Анна, воспитанная в политически либеральной семье и посещавшая прогрессивную частную школу, рассказывает: "Это связано с тем, что девушки чувствуют себя виноватыми. Если ты идешь с парнем в комнату, обнимаешься с ним, целуешься, то в конце, чувствуешь сожаление, что не могла его удовлетворить. Но ведь это не честно. Он ведь не сожалеет, когда девушка остается неудовлетворенной."

В своем исследовании профессорка психологии университета Нью-Йорк относительно отношения старшеклассниц к оральному сексу говорит о том, что девушки воспринимают фелляцию как домашнее задание: это то, что нужно сделать, что нужно уметь, за что получаешь оценку. Как и за школьную работу, девушки боятся показаться негодными, неумелыми и получить от парня "плохую оценку".

Опрошенным девушкам нравится делать минет хорошо, но то удовлетворение, которое они испытывают, не касается их самих, не происходит внутри их тела. По отношению к оральному сексу, девушки безразличны, из чего профессорка делает вывод, что старшеклассницы в силу своей социализации в своих отношениях с молодыми людьми видят себя не как "жаждующие", а как "дающие".

Желание удовлетворить, вместо быть удовлетворенной, господствовало у большинства опрошенных мной девушек. Они все говорили, что чувствуют себя так, словно больше никогда не смогут сказать "нет", если они уже один раз сказали "да" на вопрос о минете, неважно, хотели бы они сами этого или нет. "Я помню, что я в общем-то ненавидела делать это. Я хотела сделать ему приятно. Иногда я чувствовала , что мы не можем просто нормально общаться, потому что ему постоянно нужен был секс. Я мне в голову не приходило какой-либо веской причины ему отказать", - делится Лили, студентка четвертого семестра одного из государственных университетов западного побережья.

Гретхен, 17-летняя школьница, признается, что ей нравится ощущать кратковременную власть над парнем. "Я сегодня сделала четыре минета. Я понятия не имею, почему я это сделала", говорит девушка задумчиво и закусывает губу. "Вероятно мне нравится это ощущение: эй, я теперь тут за главную. Все знают, что парни действительно очень, реально сильно этого хотят. Можно сначала сказать "нет", заставить их попросить, ведь им надо так срочно. Это немного весело. Но с физической точки зрения, это совсем невесело, это отвратительно, и мне больно физически делать минет. Это никогда не доставляет мне самой настоящего удовольствия".

Девушек держат за хранительниц мужских желаний, задача которых контролировать их и направлять в нужное русло. Кроме того, молодых женщин делают ответственными за мужское удовлетворение. Оральный секс в такой ситуации становится компромиссом, стратегией выполнения ожиданий с минимальным телесным, социальным и эмоциональным включением. "Это даже как-то почти... чисто. Понимаете, что я имею ввиду? Это как... это как... эммм, это как то, что от тебя ожидают и хотят", - говорит школьница из Нью-Йорка.

Но я не понимаю, я совсем не понимаю.

Александра.
Свой человек
 
Сообщения: 3628
На форуме с апреля 2015
Гендер: Женский

Сообщение Александра. – 17 апреля 2018, 22:10

Большевики дали женщинам все права (с)

Советскую детскую повесть Л.Ф.Воронковой "Старшая сестра" можно назвать своего рода энциклопедией гендерных стереотипов для детей. Но это не просто какой-то перечень стереотипов, который более-менее присущ любой литературе о девочках. Не стоит забывать, что книгу писала женщина: она знала настоящую цену обеспеченного быта, "надежного тыла" мужчины. Воронковой достаточно было писать книгу правдиво, чтобы из оды традиционной семье она превратилась в довольно жуткое ее разоблачение.

Итак, живет в Москве начала 50-х семья: муж-рабочий, жена-домохозяйка, шестиклассница Зина (в то время это 12 лет), младшеклассник Антон, детсадовская Катя-Изюмка. У матери плохо с сердцем. Даже соседки замечают, что "давно уж бабонька припадала". Не замечает только муж. Потому что жена, видите ли, боится расстроить мужа. Если она будет меньше работать по дому, если пойдет к врачу, муж узнает, что она больна, и... расстроится! Огорчится, разволнуется, узнав, что жене нужно лечение и забота. А мужа огорчать нельзя. Таким образом, жена болеет на ногах.

Естественно, что? Естественно, мама трех детей умирает. Кстати, умирает героически. Муж приходит с работы. А ей совсем плохо, она прилегла. Но нельзя же мужу стол не накрыть. Встает, прикидывается, что здорова, подает ужин. Муж просит дать ему соль. Женщина тянется за солонкой и падает замертво! Прям ассоциация с погибающим бойцом, который из последних сил все же кидает гранату во вражеский танк. Умерла, блин, на боевом посту.

Перед смертью наша героиня успела сказать Зине свои последние слова. Итак, умирает от сердечного приступа мама. Перед ней стоит старшая дочь. Каковы, догадайтесь, два последних слова, которые выговорила мать? Два самых последних слова в жизни матери троих детей: "Береги отца". Двенадцатилетний ребенок должен беречь взрослого мужика.

Зина принимается беречь, т.е. вести хозяйство для трех человек: отца и двух маленьких детей. В образе жизни отца ничего не меняется, он по-прежнему приходит в чистую квартиру, где ему подают горячую еду.

Ах, да. Отца должно быть жалко. Со щемящей ноткой описывается, как отец собственноручно берется мыть посуду.

"Отец стоял возле кухонного стола и мыл тарелки. Выходило это у него очень неуклюже – вода плескалась и на стол, и на пол, и на брюки.
– Папочка, ну что это ты! – Зина слабо улыбнулась. – Я сама вымою, ты же не умеешь. Смотри, облился весь"

Беспомощность мужчины в быту - особеная лирическая фишка советской литературы. Любили там это дело, да еще чтоб поконтрастней, поконтрастней. Мужик обязательно маскулинный до изнеможения, с рабочими сильными руками, большой и неуклюжий. И вдруг с трогательной беззащитностью ходит с оторвавшейся пуговицей или, там, тарелку за собой не может помыть. Бедняга! Спасти-отогреть!

Скажете: кем надо быть, чтобы не суметь помыть посуду без специального обучения, а только налить луж и обрызгаться? Так, пусть. Но ведь и Зина берется за хозяйство, заранее ничего не умея. В повести изображено, как соседки учат ее впервые варить суп и помогают в хозяйстве. Зина - ребенок, но преодолевает неумение! Взрослый олух с драматической беспомощностью тонет в мойке с посудой.

Нет, отец пытается "помогать". Еще одна его "помощь" - после работы, по дороге домой, готов зайти в магазин. Только дочь должна ему написать список, что покупать. Ребенок должен составить ему список! Отец вообще в курсе, что его дети что-то едят? Хорошо, но ты же сам что-то ешь? Щи, например. Тогда сунь нос в холодильник и в кухонный шкаф: есть там капуста, лук, мясо, соль та же пресловутая? Нет, даже это слишком сложно...

Короче, дочь сказала отцу: не волнуйся, папа, я справлюсь. Он и рад. Действительно, зачем взрослому человеку учиться новому, становиться опорой, беспокоиться, когда можно поверить, что двенадцатилетний ребенок со всем справится? Папа может только почернеть лицом и погрустнеть, в этом выражается его забота о детях.

Зине на выручку приходят друзья. В смысле, подруги. Обучение в нач. 50-х гг. еще раздельное, так что Зина учится в женской школе. Подруги, учительница, "гордая дворничиха Дарима" (мать-одиночка, очень позитивный и сильный персонаж), соседки берутся почистить картшку, сбегать за покупками и пр. Отец, как обычно, пребывает в состоянии "я ничего не замечаю".

Впрочем, со временем Зина прокачивает скилы хозяйки, сама разбирается, какие расходники покупать в магазине, прибирает, готовит, стирает. Но ведь она еще школьница. Все это Зина делает после школы. Девочка не успевает не только поиграть с подружками или порисовать (это ее любимое занятие), но и сделать уроки, и выспаться. Обессиленная Зина, бывшая "первая ученица в классе", скатывается на двойки. Отец, разумеется, не в курсе. Зина не говорит отцу, что ее дела плохи, потому что, как все мы помним, отца ни в коем случае нельзя огорчать! Ну, а сам он даже чисто логически не может сообразить, что дочь-школьница в одиночку тянет нагрузку, которую раньше тянула жена-домохозяйка. Это ж теорема Ферма, поди докумекай!

Соседка советует мужчине жениться второй раз, чтобы новая жена вела хозяйство. Но не забывайте, что книга вышла в 50-х. Отец - рабочий и коммунист. На голубом глазу он разражается идеологически правильной речью, что это при царе темный мужик-единоличник брал жену, как лошадь покупал: пахать не на ком. А он - сознательная личность, понимающая, что брак - это не наем в работницы, а товарищество и любовь. Ну что ты тут будешь делать?!

Зато отец выписывает из деревни свою маму. Маму-то, видимо, можно в работницы... Оказывается, это набожная, суровая женщина, которая начинает втирать Антону религиозную муть. В доме появляются иконы. На пасху бабка заставляет Зину идти в церковь святить для нее кулич. Хотя Зина и атеистка, но старших тоже слушаться надо, она идет. Однако в школе у Зины есть недоброжелательница, которая оклеветала ее на собрании, будто бы Зина предала пионерские убеждения. Тут на Зину все набросились: и учиться стала плохо, и докатилась до мракобесия, надо снять с нее пионерский галстук.

Наконец, Зина все-таки признается отцу. Тут отец снова включает режим "рабочего и коммуниста" и вообще становится похож на человека: "Нет, дочка, так не годится – всё на себя брать. Если друзья, так друзья: и радости пополам и горести пополам. А трудное дело в жизни встретится – решать вместе. Авось и я на что-нибудь тебе пригожусь!" Наверное, после этого что-то изменится? Отец, похоже, второй раз получил суровый урок: жена заплатила жизнью за его покой, дочь за его "надежный тыл" жертвует образованием и чуть не вылетела из пионеров.

Счастливый финал. Но в действительности есть еще продолжение под названием "Личное счастье". Мы увидим, что бабушка все же уехала, Зина по-прежнему ведет все хозяйство, "бережет отца", скрывая, что подросший Антон связался с хулиганами и докатился до воровства. Старшая сестра сама спасает брата. А в конце у бедной Зины намечается очень мутный жених, который явно положил глаз на ее хозяйственность. Конечно, он якобы положительный герой, но, ох, чую, не стать Зине художницей, как она мечтала...

К чему вся эта история? К тому, что в повести честно, без прикрас, со знанием дела показано, как горько, одиноко и тяжело было Зине. Как она выматывалась физически и морально по полной. Л.Воронкова не пыталась изобразить конфетную Золушку, которая радостно, с песней и даже пританцовывая, как в нашем старом фильме, драит полы, так что сразу видно - это не работа, а призвание. Л.Ф.Воронкова не стала скрывать, как хотелось Зине порисовать, пойти в поход; как она отдалялась от подруг, поскольку у нее не было времени вникать в их интересы; как трудно было постигать хозяйство, проблемы распределения времени, покупок с ограничением в деньгах, кучу этих секретов (что сколько варить, что как стирать) и пр. Именно поэтому мы видим лютый трэш. На самом деле традиционные отношения полов таковы, что стоит только не врать - и от трэша аж глаза слезятся.

(с) Модистка Кэт

Александра.
Свой человек
 
Сообщения: 3628
На форуме с апреля 2015
Гендер: Женский

Сообщение anomiya – 18 апреля 2018, 16:13

Изображение
He who gives what he has, is worthy to be alive...
But it is sometimes better to die...

простите за мой английский...

anomiya
Я.
 
Сообщения: 604
На форуме с ноября 2007
Гендер: Женский

Сообщение Александра. – 20 апреля 2018, 13:07

Изображение

Александра.
Свой человек
 
Сообщения: 3628
На форуме с апреля 2015
Гендер: Женский

Пред.

Вернуться в Она и Он

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [Bot] и гости: 3

cron